Исступление Здравствуй, милая! Здравствуй, мудрая! Здравствуй, ясная моя! Куда ни глянь: повсюду светишь ты огнём мне впереди, из души пробиваясь светом истока, робким, как одинокий январь, в поисках истины ответа — ключа, я не знаю преград. Я вспоминаю тебя и те наши мгновенья на фоне святости и страстей неземных, твой нежный голос, твой кроткий нрав и озорную пылкость с блеском темных глаз...

Пусть между нами года и пространства, миллиарды небесных светил, я подойду к тебе тихо, украдкой, прикоснувшись рукой, как таинственным шёпотом ветра, к твоим волосам, как темная ночь, которые струятся лучиками счастья и радости. Вдыхая волшебный, чарующий аромат нежности твоей в упоении прелестей ночей, вкушая любовь, как распустившийся цветок, священный, чтобы с головой предаться ей...

Колдовские минуты — мгновения! Я раскачиваюсь на ветвях сознания, перебирая тонкие нити твоих мыслей, сплетая звёздное мерцание. Неслышно окутаю тебя, моя родная, своим объятием и нежным теплом, и ты уснешь сладким и счастливым сном. Ты будоражишь мое сердце! Искорками глаз зажигаешь все струны моей души! Ночь плывет широко и прохладно. Ты увлекаешь собой в бесконечность, пронзив взглядом, как светом во мраке...

Я линий женственных твоих коснусь, усыплю мятое ложе лепестками романтических снов. Я прильну к твоей шейке губами, утопая в море блаженства и рая, буду пить дыхание твое, утоляя безумство желаний, зачерпну полной чашей любовь, любуясь пламенем чарующего тела. Яд забвения — он целебен. В ночи заветная струна звучала звонкой негой сна. Томления полная луна, шепну тебе на ушко ласково слова: "Спокойной ночи, любимая моя"...

Прижму тебя руками нежными, поплывём с тобою просторами безбрежными, буду в море ласковом купаться, вкусив бесценных соков аромат, мыслями плавлюсь я в омуте глаз и погружаюсь снова в райский сад. Дыша тобой оставшейся надеждой в слиянии времён, пространства и миров, изысканностью стала игра фантазий и умов, часы в минуты разум превращает...

...Безрассудством жарких ласк, и, сокровенные движения пробуждая, а тело в дрожь бросало от пламенных рук сплетенья: огонь вокруг пылал, сбежать из сна никак нельзя... И не было спасения от нежности твоей, не погасив живительный огонь, затрагивая душу, горит стихом зажженная свеча, нас приглашает вечная весна в страну любви, в полет прикосновений, с желанием ласк и чудом откровений...

Благословенна ты, а я невесомо парю в пылу прикосновений, сплетая руки и уста, как тени. Буду пить горячим сердцем тишину, прислушиваясь к шорохам сирени, ощутив по-новому весну, целуя грудь твою, любовью неуёмной, охваченный стремлением, молчу. Любви восторг огромный, вуалью сновидения накрывают, я буду целовать тебя медленно и ленно...

Ты вздрогнешь от волнения. Проведу я ласково ладошкой по телу твоему, поцелуи все дольше, неистовей, жар — птицей вокруг тебя обовьюсь, в медовых колыбелях рая. Движения мои так блюзовы и нежны. Только надежда, вера и неземная любовь заметались в исступлении. Ах, какое это наслаждение! В то мгновение капли сока лилий пили мы в странном и безумном сне...

Часы стучат отчётливей и резче, пытаясь с сердцем в унисон попасть. Твой шёпот — симфония. Мгновение страсти на губах, огонь испепеливший меня в прах. И снова космос нем, лишь тень безумия скользит, балансируя на грани, по гладкой твоей коже из шёлка. Кипит страсть моя во мне, ты телом жарким слегка потянулась и прижалась плотнее ко мне...

Мерцало небо звёздной пылью, телами на земле мы были, душами там на небесах. Твое чарующее тело — изнеможение, поэма, сон. Ночь паутиной волшебной опутана, срывает с цветка лепестки, полны света они, блаженства, любви. Нет ни пространства, ни времени, есть только огромная и бесконечная вселенная...

Рассвет окрасил облака в красно — розовые тона, подобна алому рубину. Снова нас окутала сладким, пьянящим дурманом весна, она как буря налетела, дала нам счастья без меры. Как взмах ресниц, повторим мы представление, взлетая в хрустальные небеса. Спустится вниз не получится никак, солнце свет на ложе страсти проливает, все как в тумане замирает...

Ты мой лёгкий ветерок и нет души на свете шире, красива и умна, желанна и неотразима. Твой голос ласковый, как ручеёк, он успокоит, волною счастья обовьет. Бегут от ладоней горячие волны. Приятных ножек, блеск бриллиантов в сто карат. Пожар, разгорающихся чувств, я тихонько касаюсь устами лица, шеи и плеч, и рук, оттуда на бедра, все ниже и ниже...
В. Бабий