ГРАНИТ

Сырой гранит, к нему щекой прижалась,
Он кожу обжигал как лёд.
Стояла долго так, не отрываясь,
Стояла так который год.

Который год мать сына навещала
И каждый раз несла ему цветы,
Ухаживала, надпись протирала
"Погиб в бою", гранит её души.

Но время шло и с ним менялись люди,
Кто стар ушёл, кто молод тот не понял,
Забыты имена, что с ними будет?
С землей сравняют, будет город.

Забытые могилы заметут,
Родные падших здесь уже бессильны.
Оплакивать их больше не придут
И будет холм, где плачь стоял могильный.

А на холме том стены возведут,
Бессмысленные стены ровнодушных,
А после эти стены продадут,
Ценой послушных.

Но не забудет любящая мать,
В тоске по сыну век свой доживая,
И ей уже не привыкать страдать,
Надгробье сына к сердцу прижимая.

Идёт война и для неё теперь,
За право сохранить для сына место,
Когда вдруг в мире стало очень тесно
И безразлична глубина потерь.

Клочок земли дороже жизни падших,
Кто воевал за эту землю и погиб.
Как будто не осталось больше знавших,
Того, кто под землей давно лежит.

Колеса экскаватора, водитель,
Обделены душой, их почва не заботит,
Им безразлично кто в нее уходит,
Им безразлично будет ли забыт.

Как будто гусеницы танка
Ограду стали искривлять,
Как бросилась к могиле мать,
Сырой гранит к груди прижала.

Она кричала и рыдала,
Её пытались оттащить,
Как силой разрывали нить,
Что сына с матерью связала.

Она сопротивлялась им,
Бездушным,  это их порода,
Рыть землю, это их работа
Но не закапывать живьем.

Она сжимала горсть земли,
Катились слезы по морщинам,
Она кричала в эти спины,
Она просила пощадить.

Как тонкая, тугая нить,
Что сына с матерью связала,
Струной над миром зазвучала,
Стон начинал по душам бить.

Но все мы люди, уж какие,
Бывают разные конечно,
Обиженные, но не злые,
Поломаны, но есть надежда.

Машина встала на дыбы,
Движение остановилось,
Водитель нервно закурил,
Бригада молча удалилась.

Прораб угрюмый подошел,
Не поднимая взгляд как в детстве,
Сказал своим "-Другой нашел,
Возьмем участок по соседству."

Ушли, уехали, оставив
Не тронутым могильный холм,
Одна рыдала мать на нём,
Всё по местам внутри расставив.

Позднее сделали ограду,
Позднее принесла цветы,
С любовью мать к надгробию прижалась,
Сказала тихо "-Сын, живи."
С. Богомолов-Лебедев